«Жизнь начинается там, где заканчивается асфальт».  А там, где и жизнь, по- настоящему, заканчивается – начинаются трансперсональные   переживания –  Наталья  Валицкая.

Килиманджаро. Стою  на верхнем его плато – почти космос. Ультрамариновое  небо, розовые снега по кромке кратера, салатовая линия горизонта. Позже меня спросят: а там, оно – небо, действительно, такое синее, как на фото? – Да,- отвечу- очень.

Голубеют  айсберги Килиманджаро, искрятся камни в инее.  Да, это самая красивая вершина  из семи моих пятитысячников. Седьмая:  ну неужели?! Да, у меня были хорошие учителя: снимаю  шляпу, лифчик, откладываю ледоруб и весло, в низком поклоне, или в какой другой позе;) с нежной благодарностью к этим героям и амазонкам – Виктору Олифирову. Эдмунду Щебальскому. Сергею Крыжановскому. Светлане Щупер и Ксенье Витенберг.

Мне – относительно другого народа в группе– традиционно легко идётся.  Думаю, что это – талант. Талант – выбирать хороших учителей. Но об этом в другой статье.

Снега Килиманджаро - это словосочетание очень устарело, снега очень мало. По слухам, 90% того, что было, растаяло. Стою, почти не дыша. Дышать заметно  все равно бесполезно: делаю вдох полной грудью, а он холостой! Энергия на усилие тратится и не прибывает – интересный эффект.  Такой очевидной нехватки кислорода я еще не переживала, ни на Эльбрусе ни на Арарате, ни на Калапатаре. Да, здесь  почти шесть тысяч, на таких высотах каждые 100 метров по вертикали очень ощутимы.

Мой маршрут называется Маренго. На саму вершину Килиманджаро, а это пик Ухуру,  ведут три тропы. Вниз все возвращаются по нашей тропе Маренго.

Навстречу мне уже идут первые белые восходители – счастливые, и нереально бело-сине-зеленые, обескровленные от нехватки кислорода лица-маски. Даже не верится, что я выгляжу так же. Очарованно застываю. Мой проводник – черный юноша, не дает зависнуть: камера, фото, френд – пошли вперед – еще 5 минут. Забирает у меня рюкзачок  и очень радеет, чтоб я дошла до победной таблички с надписью «Congratulations UHURU PEAK – 5895 m.»

В 6:30; 20 января 2013 стою под заветной табличкой. Белая как айсберг, куда девался африканский загар Серенгети? Медленно, на длинном вдохе, снимаю альпинистские очки и всматриваясь в горизонт и останавливаюсь снаружи и… глубоко внутри. Время тоже  остановилось…

Двумя неделями раньше:

Москва.

8.01.2013

В аэропорту Внуково нетипичная спешка при посадке в самолет. Рейс задержали на  три часа – в Стамбуле снегопад. Транзитные пассажиры волнуются: рискуют не совпасть со следующими рейсами. Персонал компании нервно бегает : представитель Туркиш Аэрлайн – блондиночка с распущенными по спине локонами, что-то быстро набирает на компе, кудряшки пружинят, сбоку подходит мужчина – коллега. Она ему:

- Почему Настя ушла, я не справляюсь здесь одна!-(не отрываясь от клавиатуры).

Он – расслабленный такой:

- Проголодалась, наверное.:)

Очередь, ожидающая вылета 4-й час, покатилась со смеху.

Снегопад усиливается, снежинки липнут к иллюминатору, предлагая залюбоваться их формами и размерами. Красиво взлетаем: розовейшие облака по ту сторону заката открываются над моим крылом. Взлет – это как восход, начало пути – как весна! Назначаю закат – восходом!  И мы еще долго догоняли уходящее солнце.

Самолет кренился, разворачиваясь и ложась на курс. А солнце – уже истерично-оранжевое, попеременно выныривало то над, то под крылом. Флиртуя, протягивало салатовый луч, и воздух, выходящий из турбины фосфоресцировал подобно «мечу Джедая». Напоследок алая дорожка на облаках – как водная рябь!-  напомнила о Каннах, торжественно и нереально поманила!

Самолет наконец сдался догонять уходящий день, и он ушел вперед – скользить, облизывая бока Земли, оставив нам иллюзию, будто догорел.

Один из красивейших моих перелетов – седьмой за последний год – и не могу налюбоваться красотой небес. Да, подсказка – будете лететь, при регистрации на  посадку  просите зачекинить вам место у иллюминатора  – это можно! И наслаждайтесь:)

Снижались в темно-синюю арабскую ночь с радужной тесьмой у горизонта. Заныривая в облака, крыло накренилось, отразив как в зеркале бензиновые разводы  цветного узкого горизонта, и открыв желтые россыпи огней и светящиеся артерии магистралей Стамбула. Продолжая разворот, мы низко пролетели над водой, пересекая световой пунктир огней набережной зашли на посадку. Ну, как? Как люди могут бояться летать ?? ( боящимся – читать пост обязательно!)

По прибытии в Стамбул  почти рысью пассажиры бросились искать свои следующие рейсы. И времени хватило ровно, чтоб успеть влететь в самолет.  Мы успели! А багаж нет – об этом мы узнаем уже в Дар-Эс-Саламе.

Самолет полупустой, он меньше в два раза. В Танзанию не так уж и много людей летит :  да очень экзотично, очень экстремально. Лететь 7 часов. Я растянулась на три сидения – благодаря природнорй гибкости и йоге – вписала все подлокотники в ланшафт своего тела, укрывшись пледиком – что раздают для дальних перелетов – тепь здесь люкс-класс  – можно сновидеть Африку.

Поспав, еще в самолете, я начала присматриваться к пассажирам и заподозрила, что вот та группа русскоговорящих добрых молодцев похоже, наши. Да, это были они.

9.01.2013

Прилетели в 3:25. Садились в густую ночь новолуния. Сразу жарко и влажно на нас дохнула Африка в открытые окна аэропорта. Темные и улыбчивые, как небо Африки с серпом молодой луны, таможенники оформляли визу.

Здесь, эта процедура почти криминальная: снимали отпечатки пальцев и фотографировали, только что не в профиль,  уставших и сонных «мзунга» – белых. Называя по имени, выдавали проштампованные паспорта (наши фамилии для них просто непроизносимы). После  мы узнали, что багаж – а это рюкзаки с экипировкой горной и пляжной- прилетит через день. И вот так – от недосыпания уже не имея сил, чтоб расстроиться, в альпинистских ботинках не по сезону, расслабленные и довольные от ощущения прибытия в точку отсчета приключений, отправились поселяться в бунгало.

Справка: Бунгало – этнический камышово-пальмовый домик, с палатку  размером, стоящий на берегу. Продуваемый океаническим бризом, он – приятная альтернатива сомнительным гостиницам стран 3-го мира. Пол – циновка на песке, и кроватки под романтическими, цвета ультрамарин, балдахинами противомоскитных сеток.

Днем купаемся в неприлично теплом Индийском Океане, и отсыпаемся в ажурной тени –”матрасничаем” , ждем еще одного участника и багаж. Завтрак:  тосты и яйца – английская кухня по-африкански.

В Танзании нет своей кухни, кроме угали – каши из чего-нибудь. А ведь  наличие своей  кухни и есть показатель развития культуры. Здесь  многое, как на заре человечества, и в этом прелесть и экстрим Африки.

Есть способность у населения пользоваться огнем: они могут жарить и варить. Не очень быстро, однако обучаются, желая приручить туристов.  Заимствуют кулинарные традиции, как и религии – мусульманство и христианство, у своих колонизаторов. Как сказал мой друг и Саша Индия, презентуя экзотику путешествий:

“Запомните: белый для негра – друг, товарищ и хлеб”.

В Танзании любой бизнес делают либо индусы, либо европейцы, реже арабы – после погрома в 90-стых большинство из них уехало. Бизнес – это слишком сложно для мышления африканцев. В условиях изобилия фруктов жаркого континента, отсутствия смены времен года не то что проблем – нет причин для формирования думающего интеллекта. Нет задач – нет интеллекта, а бананы и маракуйи  и так на голову сыпятся.

 Танзанийцы двухзначные числа складывают на калькуляторе, а две операции или команды не способно удержать в голове. Бизнес будет существовать, пока хозяин-европеец здесь, и моментально разваливается и разворовывается, если он покидает страну. Зато танзанийцы прекрасно бегают, имеют красивые длинные тела. Каждый вечер все мужчины и юноши большой  (около 100 человек) цветной толпой играют в футбол, коего они здесь большие фанаты.

Футбол – особая страсть танзанийцев. Они и в кинотеатрах просматривают не фильмы, а старые матчи, и наверно знают о футболе  все. Чуть дальше по берегу и вовсе экзотика – женский футбол: крупные с седловидными попами африканские дамы с бантами на голове, в облегающих  длинных цветастых платьях играют в мяч. Скачут легко и размашисто по-африкански – ну очень забавно. Попы африканских женщин невольно задерживают на себе взгляд,  даже женский, дольше приличного;)

Вечер – прогулка по берегу. Выискивая среди темных представителей, брендового племени Масаи, раскрученного американкой, а точнее ее нашумевшей, книгой «Белая – масаи». И таки, находим. Юноша с круглыми шрамами на щеках, любопытной прической с вплетенным бисером и железками. С копьем и «мачете» в красном клетчатом пледе, белых ножных браслетах и сандалиях, он охотно здоровается за руку и настроен общаться.

Обычаи этого племени, кажутся, шокирующими, для нашей белой культуры: шрамирование, женское обрезание. А вот психологически их культура, как раз, содержит в себе недостающие нам белым-невротикам мистерии возрастных Инициации-посвящений – что внушает уважение и включает наше любопытство.

Однако современные масайские молодые мужчины имеют сложности с проживанием своего воинского семилетнего периода. Исторически им было в это время положено:

  1. экспроприировать чужой скот: так как весь скот на планете “бог подарил Масаям” по преданию – и они, только  –  возвращают своё.
  2. хорошо, бы убить льва – ведь он здесь исторически  главный враг скотоводов.
А по скольку и то и другое противозаконно: массаев правительство приглашает, как бы, в качестве  охранников крупные города – как бы для прохождения воинской службы. Что, хоть и выглядит на первый взгляд приемлемым политическим решением – на самом деле переворачивает “все с ног на голову”.
В городах Масай становится похож, не на воина  суровой саванны , а на “прикольного шоубоя” с копьем – “масай на час”. И воспринимается как часть шоу программы для туристов. И мы шутили, что вероятно, некоторые белые девушки приезжают сюда, чтоб зачекинится с масаем. Их обходительность, пледик через плече и копье очень располагает;)

Вечером ребята поглощают омаров и рыбу окунув ноги в прибрежный песок. После захода солнца, темнеет сразу – экваториальный эффект мы в нескольких градусах от экватора.

Справка: Рассвет, и закат на экваторе всегда в 6 часов в любое время года. Здесь, моментально загорается день, и также, резко, обрушивается ночь – нет сумерек.

Зато тем у кого штативы и классные объективы, ест чем заняться: , звезды здесь, кажется, просто лежат на голове.

По возвращении в бунгало, прогулка по берегу с предвкушением восхождений и разговорами об экипировке, альпиниских приколах и прелестях экстремального – развивающего тело и душу отдыха.

А группа то у нас интересная собралась разношёрстная.

Юрий Бирюков – 37. Белоруссия. Групп-лидер, проводник по экзотическим странам, интересный рассказчик – знаток истории и культурных обычаев малых и больших народов, альпинист, мастер фотографии, автор собственной фотошколы: похож на льва.

Москвичка Ирина – 41. Россия.  С азиатским лицом – увлекается трекингом, была в Непале на треке вокруг Анапурны: похожа на антилопу.

 Аристократка из Петербурга Альбина – 29. Россия. Самодостаточна, внимательна и заботлива к участникам, путешественница – чувственная темноволосая красавица, похожа на пуму.

И «добры молодцы» команда представителей интеллектуального спорта, а именно – спортивного покера –  реализованные материально ребята больших «взрослых» играх.

Алексей – самый молодой – 23. Украина. Удачлив в игре – победитель турниров: целеустремлен и естественен в общении, обаятелен: похож на «пумбу».

Олег – 32. Литва. Тоже профи-игрок, претендующий на лидерство: несмотря на повышеную критичность отзывчив, с драматической историей здоровья и успешным исцелением – тоже решается восходить на Келиманджаро – что внушает уважение: похож на слона.

Саша – 32. Белорусия. Минск. Взрослый и легкий одновреманно – понимающий куда приехал – открыт приключениям,  юморной, в меру осторожен: похож на жирафа.

 Два Игоря – Первый – 30лет, Белоруссия. Инициатор африканского приключения для всей команды парней – надежный и крепкий – увлекается триатлоном: похож на буйвола.

 Второй Игорь – 25. Белоруссия.  Успешный игрок в покер, в мире цифр – просто гениален. Легкоатлет – почти Аполлон:  умен, уверен, самоопределен,  изящен по телу – похож на гепарда.

Вот такая большая африканская пятерка-восьмерка в моей команде. И я с ними, ясно, для них тоже экзотический персонаж, предпочитаю быть на деревьях: как один из местных видов хищников.

Такие – любопытные своей философией, стилем и опытом люди – каждый со своей драмой и манерой выражаться. Так что, рекомендую «по взрослому», путешествовать, хотя бы ради такого неожиданного – общества – ну очень расширяет мировоззрение, созерцание чужого образа жизни и мысли, особенно с верху)

10.01.2013

Выезжаем/переплываем на пароме, в Дар-Эс Алам – бывшая столица Танзании. Здесь хорошо купить местную симку сразу с интернетом и переходники для подзарядки в отелях, учтите здесь другие стандарты розеток.

Смотрим город – немного напоминает Южную Индию, только чище – конечно, Канья- Кумари – самая южная точка Индии и весь индийский штат Керала сюда и отправлял несколько сот лет свои корабли по Индийскому Океану.

Палящее солнце, ходим по теневой стороне улицы. Центральная гостиница, рекомендую поднятся, хотябы для чудесных видов на смотровой площадке. Заходим в аптеку за таблетками от малярии /кто еще не подстраховался фармакологией/, и кремами от солнца – здесь нужен фактор защиты не мение 50, иначе к вечеру будете конкурировать с омарами. И еще хорошо здесь купить шляпу с полями. Кепка при характерной для европейских мужчин сутулой осанке обеспечит сгоревшую шею, уши и нос. Открывайтесь новому стилю, здесь, будет уместно.

На обратном пути при посадке на паром наблюдаем жестокую сцену: охранник убедительно хоть и не эфективно – ударом в грудь, завернул навязчивого попрошайку –  оборванного юношу с протянутой рукой, жертвенным лицом и «бегущей строкой на лбу»: « –  Белый человек, что ты сделал для Африки!» адресованной к нашим молодцам с огромными объективами через плечо. После второго удара полицейского в голову, с разбитыми в кровь губами, он продолжает, уже согнувшись, тянуть руку к нашими белым ребятам, и теряется в толпе на причале.

Вечер. Снова исследуем длину танзанийских минут, при ожидании ужина на побережьи 10 минут равны 1 часу. Счет очень весилит ребят: все блюда выстроенные в колонку в конце сумируются в удвоенную цифру. Альбина замечает и говорит, а не получится – африканочка офицанка с тугой попкой – соглашается и счет, легко, сокращается на 100 баксов.  Укусанные москитами и веселые от наглости персонала. Отправляемся в бунгало.

На обратной дороге отбиваем нашего гида Юру от навязчивой дружбы активного туземца. Это, правда возмущает, что каждый темный пытается взять налог за фотографирование: хижины, курицы или лодки на берегу, со словами – «я за взаимное уважение – это лодка моей деревни – давай деньги, мой друг»

День завершается игрой в китайский покер колодой карт с Килиманджаро и одноименным пивом. Ведь у нас в команде «играющие люди», и это должно быть возвращает им ощущение «дома». И я , как уже, окончательно, деформированный своей профессией – психолог, не отказываю себе в удовольствии, понаблюдать за игроками, учитывая то, что других удовольствий пока не предполагается)

11.01.13

Утром жалят медузы тех кого еще не успели вечером – посвящение Африкой – еще две недели на теле будут процарапанные, полосы как от плетей.

Выезжаем в Аэропорт.  Африканский таракан, бегая по хлебнице в Дюти-Фри позирует шевеля усами, чем очень веселит парней. Перелет быстрый, встречают джипы радостное приветствие темнокожего гида по сафари, поселение в суровой гостинице: “добры молодцы” в шоке.

12.01.2013.

Ангор-Ангора. Сафари – Первый день.  Кратер 12 километров в диаметре – естественный огороженный горными хребтами - рай для животных. В центре его щелочное озеро с розовой длинно-лапой тучей фламинго.

Озеро – ядовитое на столько, что по его берегам траве не растет. Оно растворило в себе последствия лавовой активности, и купаться там – никак нельзя. В водах озера, ни одна тварь не плавает, кроме одной местной водоросли. И эту водоросль и ест единственная тварь – фламинго который от того и розовый.

Здесь животные представлены во всем своем африканском многообразии. Вот и мы, в первый день их всех перечисленных ниже и увидели. К нашему изумлению, они совершенно и не думали нас бояться и прятаться. Человек в консервной банке типа джипа, как съедобный, хищниками не читается, а вот выходить наружу, или вылазить на крышу, категорически нельзя – смахнет одной лапой и сразу перекусит. Драйвера если будут попускать туристам в этих правилах, рискуют утратить лицензию. Так что играли мы с ними в охотников, под прикрытием поднимающейся крыши джипа, высовывали свои фото-ружья, и щелкали все что движется.

Ребята со своими показательными объективами настреляли:Большая африканская пятерка” это – слон, лев, буйвол, носорог и леопард, а также, несколько видов газелей, антилопы гну, зебры, гепард, страусы, гиены, шакал, бегемот и смешной бородавочник – “пумба”.

«Пумба», также как и «симба» слова языка суахили, они и обозначают названия животных. Так что если вы смотрели мультфильм «Мадагаскар» вы уже немного знаете суахили: “джамбо” – привет, а “пакуна-матата” – нет проблем!

Возвращаясь в лагерь, на лесистую кромку кратера, нам дорогу перегородило стато слонов. «Денжер-денжер, говорил драйвер – не спешите с ними общаться, это опасно!

Вечером нас ждал длинный стол, как на свадьбе. И поставленные, под великим-африканским сказочным деревом, двухместные палатки с матрасиками внутри – сервис «гуд».

Звери – это так эмоционально, такая атмосфера детства в душе. Все чистое, умильно-инфантильное поднимается, и лица, просто, начинают светится. Только серьезные фотики, обязывают вернуть себе, соответствующую размерам объектива, серьезную мину.

Ночью, ребята снимают небо и огромное «наше» приютное дерево, подсвеченное звездами млечного пути. По периметру лагеря, если обернутся с фонариком на лбу можно засветить несколько пар звериных глаз на разной высоте. Рыщут гиены, приходят бизоны и громко щиплют травку вокруг палаток – охранники Масаи спят.

Справка: От бизонов в Африке погибает наибольшее количество людей, это крупные животные с сросшимися на лбу рогами, усыпляют бдительность своей травоядностью, способны разогнаться и боднуть на смерть.

Ассистирую Юре при съемке, гоняя людей с фонариками, чтоб не засвечивали картинку, за что он, на радостях, обливает меня пивом «Килиманджаро». Луны нет. Небо в алмазах, алмазы в ареолах – африканская сказка.

13.01.2013.

Подъем до рассвета. Зарево на горизонте синие лучи в прсиковой  дымке. Утром в лагерь пришел слон и как огромный дух горы неспешно объедал кусты, хлопая ушами. Разрешал подойти близко папарациям .

Завтрак, контактная импровизация с Альбиной на поляне. Саша постеснялся к нам присоединиться,  сказав, глядя на нашу акробатику, что он себе дорог такой какой есть.

9:00 Выезжаем в Серенгети.

Спускаемся с кратера, редколесьем. Здесь появляются первые жирафы – длинные как телеграфные столбы, наклоняют свои шеи и общипывают низкие деревца. Проезжаем массайские деревни с пестрыми жителями. В долине Серенгети наблюдаем великую миграцию животных. Тучи травоядных.

Путешествуя по просторам  Африки за зеленой травой травоядные. Очень большие стада на плоской равнине, где в перемешку: зебры и рогатые и с бородкой антилопы-гну, малышка оранжевая газель-томсона, а также страусы – самочки серые а самцы черные и бородавочки-пумбы перебегают дорогу. Гиены встречаются реже, а лев это вообще  самый желанный трофей. Львиц мы видели у дороги, они облизивали друг друга и лениво качались. Эротичные и расслабленные кошки, живут в таких тучах травоядных – что очевидно – они явно, вымирать не собираются, и чувствуют себя превосходно!

Кобра – показывает  драйвер прямо у дороги, и это просто, талант фотографа успевать вовремя щелкать – и Юра успел. А драйвер просто поражает своей способностью, разглядеть живность с любого расстояния.

К обеду, а вернее на ланчу прибываем на соответствующую-разрешённую для высадки туристов базу. Привал с цветными ящерицами, игуанами и птичками, которые выпрашивают еду .

Далее пустынные степи и лесистые предгорья нас, порадовали Жирафами у дороги, очень близко на расстоянии 10 шагов от джипа. Стада слонов всех возрастов, после запрета на слоновую кость их очень прибпвилось здесь. И хит всего сафари – это леопардица с двумя котятами.

Выйдя из густой травы, она пошла по дороге преследуемая джипам. Шла долго по дороге, иногда шипела но сворачивая с саванну, она теряла котят в густой траве, они смешно мяукали и прыгали, мелькая тоненькими хвостами. Пятнистая мама выводила их снова на дорогу. Шесть джипов за ней попеременно обгоняя друг друга, охотились с фотоаппаратами.

Танзанийские драйвера очень солидарны – они передают по рации «Моторолла» друг другу, где замечен хищник – а это значит что все туристы в округе вскоре съедутся на «вкусное» зрелище.  Джипы очень аккуратно уступают друг другу доступ к животным. Если машина на долго остановилась. Львы, могут решить воспользоваться хорошим источником тени, и перелечь под сам джип. Водители, неспешно трогаются с места, стараясь не переехать хвосты и лапы.

Ночуем снова в палаточном лагере, теперь на равнине в глубине Серенгети, огороженной колючей проволокой. Здесь будут сделаны Юрием Бирюковым фото самого потрясающего Млечного Пути. И еще африканского зайца.

Ночь здесь долина полна доисторических звуков и запахов.

14.01.2013.

Рассвет в саванне у нас по плану. Ранний подъем, в кромешной тамноте. Термоса с чаем ждут в крытой столовой, и сразу выезд.

Африканское огромное солнце и горизонт в акациях. Восходит быстро и светлеет сразу. Рассветный улов – гепардица и три подрощенных детеныша, перепрыгнула большим прыжком дорогу и гордые котята с белыми гривами за ней. Высматривают стадо антилоп.

Возвращаясь в лагерь, совсем близко от въезда – львы. О, так это они кого-то громко ели этой ночью! Прайд с двумя молодыми самцами.

Справка: Возраст самцов львов можно определить по гриве. У молодых – короткой и светлой, с возрастом когда самец матереет – грива разрастается и темнеет.

Косуль и зебр и бородавочника мы уже и не отмечаем, как избалованные зрелищами бывалые охотники.

Переезд к вулкану. Ланч – уже знакомая квадратная коробочка и неизменным набором: сок, яйцо, кекс, банан, самоса, ножка жесткой африканской курицы и сандвич.

Остановка в отведенном для этого месте. Охочусь на игуану - красавица  сине-красная с шершавой рыбьей чешуей  ловится с помощью быстрой реакции и платка– что защищает от ядовитых укусов. Хвост ее, выдает то, что на нее уже кто-то охотился. На фото с ней в руках у меня большие глаза – ну конечно, я же ее боюсь)

Один джип, вовремя ненадолго, ломается в очень красивом месте с видом на озеро Нутрон и вулкан Олданьо-Ленгай, прекрасно! Документируем виды, и едем дальше – теперь в настоящую, деревню племени Масаи у подножья их священного вулкана, где по местным легендам обитает бог. К нему то в гости мы и пойдем этой ночью.

Да в программе у нас восхождение на действующий вулкан Олданьо-Ленгай, он извергался в 2009 году. Здесь еще земля не заросла травой, множество разломов и  трещин с белым – содовым налетом,  по которым текла уникальная щелочная лава. Это действительно уникальный вулкан – содовый, а не кремниевый как все остальные в мире. На подходе к вершине, нас встретят серные пары – живой горы – Великого Рифтового Разлома.

Справка: Через несколько тысяч лет, Африка распадется на две: Западную и Восточную, Это станет следствием, естественных движений тектонических плит.

А пока это великое деление еще в процессе, и Великую Долину еще не залил Индийский Океан. Рыжая Серенгети с ядовитым озером Нутрон, окаймленная горными хребтами, дышащими вулканами, подогреваемая лавой с низу, празднует свою манифестацию жизни на Земле.

Справка: Серенгети не только самый великий зоопарк планеты, но и еще и, по последним исследованиям, является нашей колыбелью – колыбелью человечества. Именно здесь, с исчезновением густых лесов в долине, человекообразные обезьяны были вынуждены освоится стабильном прямо-хождении, и у них освободились руки, для дальнейшего очеловечивания.

В деревне, нас встречаю прыгающие, через подобие скакалки, масайские девушки и дети. В лагере, разложенные на траве белые бисерные украшения и очень черные масайки с белыми воротниками со стайками детей, щебечущими как птицы в висячих «трикотажных» гнездах под которыми расставлены наши палатки.

А сейчас спать ведь, в полночь восходим на вулкан Олдонье-Лингай.

«Жесть» как позже выразится Олег, но об этом мы узнаем через несколько часов.

15.01.2013

Сутки 15 января начались: мы взяли трековые палки, а тем у кого не было принесли деревянные, погрузились в джипы и поехали к подножию вулкана.  Местные проводники – а их три с нами, несколько раз повторили:

– Если кому-то действительно, станет тяжело, не молчите, скажите, и вас сопроводит один из нас назад.

Предполагалось, нами, что на рассвете будем все на верху встречать «санрайс». Группа, полна интузиазма, идти на верх решают все.

Сначала шли долго по высокой траве, после, перепрыгивая трещины, по застывшей лаве, присыпанной вулканическим песком. Обувь скользит, поверхность не надежная. Дальше когда после 4часов подъема наклон стал совсем крутым, мы шли уже на четырех проскальзывая в песке и цеплялись руками за камни. Там, идя по траве, мальчишки еще пытались играть в «угадай человека» остальные, дивились и молча, ждали, когда же они догадаться замолчать – так легче идти, для всех.

После, проводники: предложили разделить группу, темп участников был явно разный. И мы пошли двумя группами. Иду с мужчинами, гид моей группы высокий шрамированый воин масай в современных, видать подаренных туристами ботинках, остальные проводники в самодельных, сделанных из автомобильных покрышек, сандалиях. На остановках шутим, выдвигая версии о массайской культуре, и секретах наших черных проводников. Саша о том как масайские, шаманы, погадав на внутренностях овцы, порешили нашу судьбу. И тут, проводник, поворачивается и говорит так, укоризненно:

- Не надо, упоминать слово «масай» и смеяться.

Повисает короткая пауза. Мы хором начинаем оправдывается: массаи «из вери, гуд». Саша, говорит, я ж и не переведу ему, че мы тут говорим, а народ то воинственный, нужно быть деликатней.

Масай, начинает идти быстрей, что выглядит как месть белым.

Идя в след за ним впереди, в мягких тапочках проскальзывая все больше и больше, с грустью вспоминаю свои оставленные в Аруше альпинистские ботинки. В какой-то момент я решаю остановится, и хоть уже близко вершина,  говорю мальчишкам:

– Я останусь здесь до рассвета. Мне страшно, в своих чешках. Я не мальчик, чтоб ломиться во чтобы-то не стало. Когда мне действительно, страшно – я не делаю.

Пропускаю героев вперед: Саша, Игори, Алексей и Юра, уверенно, обходят меня и карабкаются в верх. Рада от того, что даю, наконец, мужчинам почувствовать превосходство, а то с момента знакомства в аэропорту, сказав, что Килиманджаро у меня 7-й пятитысячник, чувствовала смущение. И от того как смотрит Саша, на то как я вскидываю 20-тикилограмовый рюкзак на одно плече, и цитирует классика: – Да, есть женщины в русских селеньях.

В след им говорю, ребята дальше еще круче будет, я эту гору еще на подъезде рассмотрела, удачи вам, сфоткайте для меня рассвет!

Остальные: Олег, Альбина и Ира идут во второй группе и они очень отстали – вот я их и подожду.

Минут через 20, ниже появляются фонарики, и мы уже можем переговариваться. Альбина кричит: там проводнику Иры стало плохо, он упал и она не может его разбудить, нужно спускаться, спасать.

– Спасать, кого? Странно, плохо, проводнику, не Ире?! Чувствую, что там с проводником все в порядке. Поднимайся, кричу: я здесь выбрала место для рассвета.

Где то через 40 минут, ко мне поднялись Олег, Альбина и их проводник: довольные мыслью, что можно остаться здесь, и не довольные, что мой фонарик – это еще была не вершина.

В кромешной темноте, мы умащиваемся, плотно на выступе. Тепло и уютно, обнимаемся и устраиваемся ждать рассвета – высота 2450 – это много. Мы сюда взошли почти с нуля. Высота вулкана 2700. Появляются еще, два фонарика – О! Это Ира и третий проводник – вот и хорошо, порядок! Понимаю, что я таки осталась, здесь на выступе и для них, тоже. Вспомнились альпинистские истории: где из-а отсутствия в группе женщины гибли классные парни. Они же крутые, и даже когда совсем плохо, никто не решается повернуть первым – все ждут, что сдастся кто-то другой, и держатся буквально насмерть.

Вот и пришла Ира. Оказывается, проводник ее просто лег поспать, уж больно, медленно она шла, для него. Поспал и пошли дальше.

Пока белый альпинист восходит, черный успевает поспать.

Ребята потом для себя отметили: что помогало идти черным.

  1. они все время что-то жевали.
  2. останавливаясь, впадали в летаргический короткий сон.

Любопытно, говорит Олег: нужно взять на вооружение, у нас еще впереди Килиманджаро.

Небо сереет, все в облаках и в той точке, где мы медитируем виден бархатный складчатый хребет Великого Разлома и белеет лавовая река, как застывший горный ручей.

Час медитации на облачный рассвет. Проводник проснувшись смешно напевает: Танзания, Танзания – с ударение на последний слог. Еще пару минут – хочу надышаться серными парами, на память о священной горе и начнем спуск. Спуск дается трудно, теперь мы видим куда залезли, и восхищаемся своему подвигу. Сначала, с гордостью и счастьем, после – почти матом.

Спуск который не кончается. Продолжается 5 часов. Группа лидеров: Юра, Алексей, два Игоря и Саша все еще на верху, и это такие огромные расстояния что мы даже не можем их разглядеть. Только проводник с намётанным взглядом, показывает куда-то в верх, под вершину, что кутается в туман. Белый цветок с лева за трещиной, размером в 10 метров – содовый мини кратер – красиво!

Да, мы идем по телу уникального вулкана – единственного в мире содового, в отличии, от всех других таких геологических образований – кремниевых.

- Здесь был фонтан лавы, говорит мне проводник – тот, кто выспался сопровождая Ирину – теперь я иду с ним впереди. Хороший парень. Я спрашиваю, он рассказывает: папа его масай, мама не масай – О! Значит, здесь возможны браки между племенами. Останавливаюсь, потому что красиво,  для – запомнить.

Восхожу без фотоаппарата. С Юрием Бирюковым конкурировать бесполезно – он фотограф с мировым именем и своей школой фотографии в г. Гомеле. Так, что я в путешествия с ним фотоаппарат даже не беру. Все фото путешествий на моем сайте это его авторство.

Возвращаемся в базовый палаточный лагерь.

Да, не всем подходит восхождение как отдых, и не у всех остается энергия для восхищения красивыми видами с вершины: Олег окончательно, утверждается в том, что от городской человек и вслух мечтает о хорошем отеле с горячей ванной. Я, сообщаю, что предпочитаю водопады, еще не зная, что уже через пару часов, буду в плескаться, в одном из чудеснейших.  Олег не умолкает: «ну, я же умный человек! Как я мог здесь, оказаться?!» При этом, он очень ответственно и аккуратно страхует Альбину на спуске, внимателен – за что, она, похоже, очень, благодарна. Мы вспоминаем сашину ночую шутку « – На вулкан, в Африке, ночью? – Конечно, ДА!» Мне же, все это, очень нравится, и я любуюсь видами и эмоционально включенными людьми.

Ирина возмущённо говорит: это же не Килиманджаро, это же слишком круто – это безответственно. Да, круто  буквально, шли иногда на четырех –  хорошая разминка перед пятитысячником. Вот, Килиманджаро, соглашается, моя группа – это понятно. Я про себя молчу и думаю: – что же вам понятно про Килиманджаро, не знаю, посмотрим на Килиманджаро.

Вкусная еда в лагере – счастье снять ботинки. Счастье что взошли: проводник показал на бутылке, чуть-чуть еще осталось, до горлышка. Счастье, что спустились – счастье альпиниста.

Мне в деревне после, освежающего душа не спалось. Тело поет, от обилия ощущений: ноги вибрируют, от перенапряжения и легкость, будто, крылья за спиной! Вспоминаю свою подругу Ксенью Витенберг:

Когда умрет аккумулятор у веков
И опустеет Времени Сосуд –
Мы крылья вытащим из рюкзаков,
И пусть нам вечные ветра несут!

Иду к масайкам.

Они прыгают, не поверите, в классики, начерченные палочкой в песке. Приглашают прыгать с ними, соглашаюсь, чем очень их веселю, и вскоре они уже наряжают меня в бисерный воротник и шапочку, у всех очень игривое настроение.

Через два часа прибывает группа лидеров, восхождения: Саша, Алексей и Игорь – заглянули в кратер  с чем их поздравляю. Игорь показывая фото на телефоне местным мальчишкам, вызвал у них благоговейный ужас, и неподдельное уважение. Становится понятно, как велико искушение аборигенов – назвать белых богами.

Кто еще жив, отправляются в прогулку в долину водопадов. Оказывается только Я, Юра и Ира которая не поняла, что это далеко пешком по ущелью, хоть и невероятной красоты. Водопады, достойные лучших голливудских фентази, а в конце, и вовсе – природный храм воды – «да, творца, никто не превзошел!» Конечно, купаться! Хоть никто кроме меня и не решается. Ухожу за водный занавес и остолбеневаю: несколько нависающих арок впереди, и колона ниспадающей воды в окно света. Благоговейно опускаюсь в пену подплываю ближе, водопад такой силы что в него не занырнуть, только прикоснутся. Сюда не добраться с фотоаппаратом,  запоминаю глазами и  телом. Волшебно, ну чем я не Афродита.

Вернувшись  погружаемся в джипы и возвращаемся а Арушу. Переезжая по долине радуг, огибаем теперь уже «наш» вулкан Олдонья Лингай, с разными чувствами прощаемся с этим чудом природы. И вечером приземляемся в шикарном отеле. Наш групп-лидер Юра, после дикой Серенгети, решил побаловать участников , и ему даже удается на сей раз их удовлетворить.

16.01.2013

Отдых в роскошном «по африканским меркам» отеле. Закупка продуктов и снаряжения последние приготовления. Тело болит, спуск по ступенькам особенно впечатляет яркими ощущениями – хорошо что ближайшие 4-дня мы идем только в верх!

Знакомимся с представителем агентства – Джамиль интересный, подвижный танзаниец с интеллектуальным лицом.

Информация – Идем  по маршруту Маранго:  там, в базовых лагерях деревяные домики по 4-6 персон, на душ лучше не рассчитывать, розетки есть.

17.01.2013

Уторо выезд на маршрут.

Приехал Большой автобус. Портеры грузят рюкзаки на крышу: часть вещей оставили в отеле, берем только то что нужно на восхождение. Большой автобус весь заполнен  – нашу группу  9 человек будут сопровождать 25 местных асистентов: четыре гида, повар, официант, портеры – носильщики которые понесут на верх не только наши рюкзаки а и еду, воду и посуду.

Едем около трех часов из города Аруша через Моши к началу маршрута это высота 2200.

Прибыли на большой полигон, где уже есть таких автобусов. Разгружаемся – дальше пешком. Идет регистрация.
На старте

А мы пока разместились на поляне и нам снова раздали коробочки-ланч. Большие килиманжарские птицы – помесь грифа и вороны очень претендуют на него. Подходят и одна даже у отвернувшейся девушки, клювом размером со спичечный коробок сдернула коробку.  Ты в зоне риска, говорит Саша – да, край стола – это зона риска. Едим, смеемся, потягиваемся и вот наконец нам дают старт.

Записываем собственноручно себя в журнал: имя, страна, профессия  возраст … и перешагнув портал оказываемся на рыжей тропе в тропического леса. Дорога приятная утоптанная «клиенская тропа» с ложбинками для стока дождевой воды. Лес как и положено тропическому – зеленый непролазный, живописный: мистически оплетенный лианами, декорированный свисающими салатовыми мхами.

Африканский мальчик на тропе с хамелеоном на палочке – «гив мани, чекалад». Мне идеться совсем легко и как то, аж не прилично, без большого рюкзака на восхождение.

Тропический лес

Фрукты падающие с верху, по форме, как яйца бизона «аля – маракуя» на вкус. Реки с переброшенными мостиками, водопады с красными большими цветами. Начинается дождик. И в лагерь мы уже приходим полностью мокрыми. Приходим первой тройкой за 2:50 вместо положенных 5-6 часов. Пройдено 12 км. Наша высота 2700  кемпинг. Следуюший кемп –  высота 3700 в пути 11 км

Региструемся на «рицепшине». Поселяемся в деревянные домишки-скворечники на сваях с двух ярусными койко-местами с матрасиками и подушечкой. Свет есть, розеток нет. Сухо чисто оптимально. Передеваемся и спать. Нас будят на ужин – принеся мисочки с теплой водой для умывания. На ступентках домишки умываемся, и топаем в столовую. Еда – суп, овощи, макароны… И снова спать.

18.01.2013

Подем в 7:00. Завтрак и 7:30 выход в следуюшицй лагерь. Я решаю взять свой рюкзак –  чтоб догрузится и оптимально подготовится к восхождению. Есть в этом жесте и побочный эффект: чтоб не сильно бежать в перед, не расстраивать мальчиков: конкурируя с ними, просто, фактом своего существования. Хотя вышло, напротив, за мной, теперь, окончательно закрепилась репутация «крези вумен» – теперь и в рядах портеров.

Чудесный анекдот расказал Юра в тему:

«Идут по тайге два чукчи: один с телефонной будкой на спине, другой с бревном. Один другому: зачем!?

–  Ааа, чукча не дурак: нападут волки, так я в будку спрячусь, а ты?

– А, я тоже чукча – не дуракю Нападут волки, и я побегу. Буду бежать, бежать, а потом, брошу бревно и как по бегу!»

Ну да. Юра, я как второй чукча – ты разгадал мою тактику;)

Высото 3700 м. КилиманджароПо дороге делаем небольшой крюк на маленький вулканчик – смотровую площадку. Да от сода, можно первый раз, внятно! увидеть купол снежной вершины Килиманджаро. На самом деле это вершина называется Тимбо …. А Килиманджаро это название всего горного массива.

Прихожу в лагерь за 4часа вместо 5-6часов, хоть я и с рюкзаком: хорошая примета! Алина и два Игоря пришли первыми, значит еще раньше! Регистрируемся, поселяемся в домишки. Теперь у нас сосед симпатичный итальянец с Ибицы – ноги в кровь клеем его пластырем. Видно не опытный.

Справка: Опытные альпинисты знают, что клеить пластырь на ноги нужно при малейшем намеке на натирание. Или сразу та те места стопы что могут быть уязвимы. И/или идут в двух парах носков – что тоже защищает от натираний.Крестовник. Келиманджаро

Идем с Алиной к живописному ручью, в ложбинке с «дубами колдунами» – крестовником древовидным растением мистического вида, произрастающего только здесь, и больше не где в мире. Как постриженые газоны на бережках. Я купаюсь – отжимаюсь в мелкой воде, охлаждаю ноги, после тяжелых ботинок – это счастье. Да, все же это намного лучше, чем то, что здесь называют душем.

Спим. Идем на ужин.

Знакомлюсь с тремя русскими: два зрелых мужчины и девушка с очень накрашенными ресницами: как это должно быть неудобно, здесь – бедняжка!  Один из них, на мои расспросы о больших горах, дает мне личный телефон А. Ковалева – лидер группы вертикаль, со словами «сошлешься на Андрюху, меня значит, и он отведет тебя хоть на Эверест. Он туда уже многох перетаскал;)

 Радуемся, русской речи. Пьем чай/какао и я, удаляюсь на акклиматизационную прогулочку. С удовольствие уединяюсь в сумеречный туман.Второй базовый лагегь. Килиманжаро. Маренго.

Люблю оторваться от группы. На общавшись в сласть, помолчать, уставившись в какую ни будь красоту. Нахожу большой валун и медитирую с плеером, на «дубы колдуны» в тумане и цветистый кустарник.

Возвращаюсь в лагерь. А, здесь все облака ушли в низ, мягкой подложкой, подсвеченные заходящим солнцем, скрыли под собой тропический лес. Открылась вершина, и весь лагерь высыпал фотографировать закат и снежный купол.

После, спать. Завтра путь 9км, однако это выше и сложнее и уже по каменной пустыне. Следуюший лагерь на 4700м. – последний акклиматизационный, перед штурмом вершины. На нее мы выйдем в полночь. Так, что нужно не просто дойти до следующей стоянки за день, а и честно, там пожить, выспаться, иначе идти на вершину будет невозможно.

19.01.2013

Выходим в 7:30 Табличка подтверждает идти – 9.26 км по плану 6-часов. На этой тропе «зеленка полностью заканчивается». Марсианская пустыня – дорога без перепадов высоты пологая, палящее солнце и очень жарко – кто этого понял сразу, раздевается по пути– здесь уже нужны «правильные очки» и о очень хороший крем от солнца.

Справка: В горах очень важно. Когда жарко сразу снимать лишнее. Когда холодно, сразу одеваться. Когда дождик, сразу укрываться, если есть чем – иначе вам восхождение будет не в радость.Дорога на Килиманджаро. Высота 4300 м.

Горы учат чувствовать себя, если у вас с этим трудности, там будет только хуже. И это переломный момент. Это хорошо! Есть шанс, что наконец человек обретет связь с собой настоящим, и станет более живым и сильным, и масштабным душой. Или нет.

Я пришла за 3:45 часа. Срезав по пустыне. Кемпинг был очевиден. Интересно было пройти, хотя бы, часть пути не битой тропой, а первозданным ланшафтом. «Крези вумен» кричали вслед портеры, но я была уже далеко. Ребята отвечали: –  да она такая, и тихо радовались за своих – белых женщин. Да за все 5-ть дней пути мы только один раз встретили африканочку.

Взяв пару камней с «марсианской пустыни» зарегистрировавшись я залезла на большой камень нависавший над лагерем. Отсюда открывался великолепный вид на тропу и Мерра-Пик – 5100. Да высота уже ощущается – каждое движение вверх дается с усилием. Помахав своим пригласила на верх: Юру и Сашу. Выкарабкались, потом осенило:

- Чайку бы? Сказал Юра. Портеры уже принесли термосы в барак.

- А кто пойдет? Конечно, я! Как самая молодая?!

Тепло. Спрятавшись от ветра за выступом, возлежим на теплых камнях. LMG_9537Чай-ок распиваем… Птичек – ворон африканских фотографируем. Только полдень. Проскальзывает  шальная мысль: а не пойти и сейчас на верх? Уж больно хорошо, лежится и день еще большой. А расстояние, придательски кажется пустяковым. Но при первых попытках шевелится, соглашаемся что лучше, пусть все по плану.

Хорошо всеже поспать успеть – в полночь восхождение. Спускаемся в барак. Подошли: Алексей, Олег, Алина, Ира – состояние их не очень. Далаю Алине массаж: приятно сделать приятно – значит силы есть, кто-то кормит ее таблетками. Да все принимают акклиматизационные, кроме меня и Юры.

Ирина спит. Олег и Алексей не общаються совсем – отдыхают восстанавливающийся.  Прогноз пока не известен, не очевидно, что они пойдут дальше.  Да тяжело, пятитысячники – это всегда тяжело. Тяжело не все время, а  в какойто момент, у каждого он свой – но очень тяжело. И под этим словом – «тяжело», каждый о своем. И с этим «тяжело» каждый почти на едине – и ищет способ, его пройти. Иногда не находит –  тогда истерика. А если, просто, много текста – значит человеку еще не тяжело. Когда совсем трудно, люди молчат и в тишине, ясно, слышат мысли друг друга.

20.01.2013

В полночь выходим. Из группы 9 человек на вершину решают идти 6 – ро, один из них на отметке 5000 повернет обратно в лагерь. Вереница фонариков в нашей группе 3 проводника, чтоб если кому по полохеет и он не сможет дальше идти, его было кому свести в низ. Бесконечный, крутой подъем.

Идет первый час подъема. Бросаю взгляд в верх – огоньки восходителей смешиваются со звездами кажется, что еще немножко, и через час – еще немножко, а через 3 – надежда пропадает, совсем, – и теперь в голове ни одной мысли, даже про «немножко». Когда в голове становится пусто, уходит лишнее напряжение – идти становится проще и легче. Теперь, тело не сопротивляется, не ищет «алиби» и утешений про «немножко». Сдается своему «хозяину», понимая что «съезда» не светит – расслабляеться и бережно двигается, наслаждаясь необычными ощущениями.

Здесь, хорошо можно, прочувствовать, что боль, как и усталость – всего лишь ощущения и только. Ощущения делают меня живой – это переживание неких объемов, движений и гравитационных потоков внутри, в подкожных мирах – это очень честные «непридуманные» внутренние события о моих настоящих пределах. Когда я имею смелость доходить до этих границ, и начинаю «жить» на их краю, они – мои границы, удивительным образом, расширяются.

Когда совсем становится трудно – останавливаюсь и слушаю это «тяжело». В этот раз, я взяла себе правило «трех вдохов». Если мне, нужно персональное время, а выше 5тысячь, я обычно нуждаюсь в коротких «литаргических» остановках, я останавливаюсь. Делаю три вдоха и выдоха – здесь, они получаются бесконечно длинными и замедленными – как буд-то и нет дыхания совсем, а время на этих высотах течет, так, что я успеваю выспаться, и получить, второе и трете дыхание и удивится, что хочу/могу идти дальше.

Предрассветный айсберг. Килиманджаро

Идем уже 5-й час в кромешной тьме определить расстояние до хребта невозможно. Скорость не высокая. Высота чувствуется все больше – тело остывает, ноги мерзнут у всех – очень холодно. Остановится никак нельзя, риск замерзнуть совсем, идем – тело слушается, предвкушая – с рассветом придёт тепло.

После пяти часов карабканья вверх ,наконец  первая вершина 5700 – За эту точку уже дают сертификаты – кому достаточно могут идти в низ – А до настоящей вершины еще два часа по хребту.

Тьма кромешная, еще час до рассвета. Холодно на столько, что в моей пластиковой бутылке теперь плавает колба льда. Стоять и ждать рассвета не возможно. Я одеваю на себя еще оставшиеся в рюкзаке вещи, и идем дальше.

Первый снег во внутреней кромке кратера. Кратер огромный – так что мы будем идти по его краю как по хребту, огибая айсберги и скальные выступы, аж до самого его большого зубика – Пика Ухуру.Пик Уруху. Килиманжаро

Состояние трансперсональное  - сумеречные краски разажигают восход как в осознанном сновидении. Теперь еще и подташнивает,  когда так, предпочитаю вырвать – становится легче. Горы чистят. От чего? От чего-то) Светлеет в теле, и светлеет в небе.

Мужчины ушли в перед, я с африканским проводником – как зовут его-то? Спросить помню. Запомнить – забываю – да, горняшка, наверно. Мыслей нет – на них нужен кислород – а его мало. Полный Дзен.Золотой рассвет. Килиманджаро.

По дороге веселые восходители, активно поздравляют, фотографируются со мной, пожимают руки, пьют из горла кукури – кто, такие?  – Не знаю. Ну конечно это не важно. Люди, кто же еще? Солидарность бьет ключом и наполняет силами, больше чем здешний воздух.

- Где твоя камера? Спрашивает проводник. Нет? Как? Надо идти к друзьям. Да, да к вершине это 5 минут.Килиманджаро - вершина.Ухуру-Пик

- Ну да, танзанийских. Через 20, Юра сгребает меня в охапку и треплет по отцовски:

- Дошла.

- Ну конечно. Куда ж я!?

Фото? Да, хорошо, хоть и немного безразлично – это видно по снимкам. Ну пусть, хорошо. Да, хорошо. И так хорошо, спокойно – ни какой эйфории. Легко и светло внутри – за этим наверно я здесь…

На вершине КилиманжароСпуск, сначала,не похож на спуск. Просто гуляем по хребту, однако даже немного сбавив по высоте, чувствуется прилив сил. Да, камни с вершины – друзьям, конечно. Всегда возвращаюсь с восхождений с трофеем. С Эльбруса привезла 3 кг. – сейчас скромнее – взрослеем:)

Далее в низ – большой фрирайт по марене – я вспомнила как в 2011 в Карпатах в феврале, мне было очень страшно спускаться по крутому наклону. Сергей Крыжановский – проводник, взял меня за руку и мы побежали в снегоступах большими прыжками по свежему снегу, оставляя за собой длинную лыжню – яркие ощущения! Теперь, я взяла африканского проводника и мы полетели по сыпухе в вибрамах, оставляя за собой длинное облако пыли. Теперь, проводник боялся, пока не вошел в раж.Айсберги Килиманждаро

На выкате к лагерю, передых. Достаю баночку колы. Да! а она, таки все еще со льдом! Мы отпраздновали восхождение.  Странно, но этот сомнительной пользы напиток – кока-кола, очень, идет на больших высотах – а в Киеве нет.

Юноша – которого, «не помню как зовут» хотел быть полезен. Предлагал: водка, покурить и очень удивлялся, что я русская, а в этом не участвую.

Справка: Украинцы, равно как и белорусы в этих странах – русские.

Вот я и в домике. Валюсь на кроватку раскинув руки, и не хочу пошевелиться, не то, что снять ботинки. Тело поет, как тибетская чаша!

Голова слегка, болит – плаваю в этом ощущении. Поспим с часок и в низ. На столе термоса, чай, кофе, какао, баночка детского питания «Нутрилон», еда. Повара стараются: картошка и батат в соусе, блинчики – ну где еще, на такой высоте, это бывает?! Самая вкусная еда, на восхождении – лучше не придумать, только кто б тащил?

В 13:20 уходим вниз с приюта 4700 в приют 3700. За эти сутки пятеро из нас – преодолели рекордные расстояния! Подъем на 1200 м. Спуск на 2200 м. – это по высоте: с 5895 на 3700. А километраж более 30 км. И все это на таких высотах – да это не Крым летом. Зато чуть ниже на 4000, скорость такая и бодрость, что хочется: прыгать и танцевать, и кувыркаться или еще чего:)

Хочется жить. И воздух, теперь, ощущается как ценность. Можно, просто дыша, переживать себя богатым – счастье!

21.01.2013

Утро. Небо лазурное, чистое с белым росчерком облаков. Юра делает прекрасные снимки открытой вершины. Идем бодро, останавливаемся где нравится, погода для фотоссесий.

Килиманджаро - день.Попутчики, парочка молодых австрийцев –  улыбистые милашки как брат с сестрой, переговариваемся, делаем им комплимент  Юра их фотографирует, обмениваемся контактами. Снова, заходим на смотровой  вулканчик, глина под ногами красная: набираю, для керамических работ – красная охра с Килиманджоро.

Дальше тропический лес, а здесь обезьяны: черно-белые колобусы, мы нашли из по звукам. Сидят на деревьях как большие персидские кошки. Шерсть очень длинная, развивается на ветру, требует ухода – весь день им есть чем заняться. На них раньше , очень из ша нее охотились, и шкура колобуса – была желанным трофеем. Из нее делали одеяние для вождей и шаманов.

Вот и первый базовый лагерь, но мы здесь не останемся. Ланчь, и в душ! Да, участвую. Выхожу свежей, мокрой, босой на травку, к своим легендарным ботинкам. Навстречу австриец здесь их, кажется боьше чем других. Я его помню, особенно, еще перед восхождением, залюбовалась  – зрелый мужчина и такое красивое тело, а главное, осанка и способ двигаться, чувствую, как я на это реагирую. Ой, как не много таких людей. Он:

– Иц окей самит вери найс!.

- Иц вери:) вери найс!

Цветы Килиманджаро

Обмениваемся приветствиями. И вниз. В ярко зеленый лес с ручейками, водопадами, яркими цветами и хамелеонами. Как много сил и вдожновения. Переходя мост, над озерцом – я объявляю что буду купаться.

……Дальше будет. Путешествие по Африке длилось с 8 по 30 января 2013.